Узри корень, Все про Русов, Секретные материалы, Тайны 3-го рейха, НЛО, пришельцы, Палеокосмонавтика, Скрытая история, Тайны, Загадки, О Великих Богах
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 20-10-2011, 17:45

Выдержка из дневника профессора (9)

Категория: Эксклюзив Сайта >> Запретная История

Чичен-Ица — самый впечатляющий из всех майяских городов Месоамерики. В переводе название города означает «край колодца, у которого жил великий мудрец, пришедший из воды».

Великий мудрец, пришедший из воды.

Сам по себе город разделен на две части: старый и новый. Сначала майя возвели Старую Чичен-Ицу — это было в 435 году нашей эры — и только около 900 года нашей эры к ним присоединилось кочующее племя ица. Об их ритуалах и жизненном укладе нам известно очень мало. В основном это сведения о Кукулькане, вожде-боге, великом учителе майя, оставившем в наследство этот великолепный город.

Мария, Майкл и я много лет провели здесь, исследуя древние руины Чичен-Ицы и окружающие город джунгли. В конечном счете у нас не осталось ни малейших сомнений в том, что три строения Чичен-Ицы являются именно тем, что мы так долго искали: священный водоем, огромная площадка для игры в мяч и пирамида Кукулькана...

Отмечу для краткости, что пирамида Кукулькана является самым удивительным сооружением нашего мира. Размеры пи-рамиды, четкая ориентация ее граней по сторонам света и удивительное, астрономически выверенное положение этого тысячелетнего здания до сих пор смущают умы архитекторов и инженеров по всему миру.

Мы с Марией пришли к выводу, что на плато Наска изображена именно эта пирамида. Перевернутый ягуар, нарисованный в пустыне, колонны в виде змей у северного входа в храм, изображение обезьяны и китов — все совпадало. Где-то в этом го-роде располагался тайный вход в святая святых пирамиды Кукулькана. Вопрос лишь в том, где именно. Самым простым и, как нам казалось, верным решением было разместить тайный вход в священном сеноте, природном пресном источнике, что к северу от пирамиды. Сенот был еще одним символом, обозначавшим для майя проход в иной мир, и на всем полуострове не было более известного и важного водоема, чем священный сенот Чичен-Ицы, у которого после исчезновения Кукулькана были принесены в жертву тысячи девственниц.

Впрочем, гораздо важнее казалась возможная связь между сенотом у пирамиды Кукулькана и рисунком в долине Наска. Изображая вид сенота сверху (как и в случае с рисунками Наска), стены водоема, выложенные ступенчатыми блоками из-вестняка, вполне можно передать при помощи уже знакомой нам серии концентрических кругов. К тому же высеченные в камне головы пернатых змей, расположенные у северной стены пирамиды Кукулькана, «смотрят» именно в направлении источника.

Заинтригованные и взволнованные, мы с Марией решили вместе спуститься под воду и исследовать священный водоем майя. Но на дне мы обнаружили только древние скелеты принесенных здесь в жертву людей.

Здесь нас ждала неудача, однако другое строение Чичен-Ицы навсегда изменило наши жизни.

* * *

В Месоамерике найдены десятки древних полей для игры в мяч, но ни одно из них не сравнится с тем, что в Чичен-Ице. Большая площадка для игры в мяч не только превосходит размером все аналогичные места Юкатана, она, как и пирамида Кукулькана, является частью зафиксированных на Земле астрономических ориентиров майя и представляет собой проекцию галактики Млечного Пути. В полночь каждого июньского солнцестояния длинная ось на поле для игры указывает именно в то место, где Млечный Путь касается горизонта и темный участок на небе совпадает с полем для игры в мяч.

Астрономическое значение этого удивительного замысла нельзя преувеличить, поскольку, как я уже писал ранее, темный участок Млечного Пути был одним из важнейших символов майской культуры. Согласно «Пополь Вух» в мифе о сотворении мира темный участок Млечного Пути для древних майя символизировал дорогу в царство мертвых, Шибальба. Именно по этой дороге прошел Хун-Ахпу, чтобы вызвать злых богов на судьбоносную игру в мяч, особый ритуал майя.

Согласно календарю майя имя Хун-Ахпу равнозначно одному Ахау, то есть первому и одновременно последнему дню пятого цикла, предсказанному концу света. Я воспользовался современной компьютерной программой, чтобы рассчитать расположение звезд в 2012 году. Большая площадка для игры в мяч снова совпадет с темным участком Млечного Пути, но на этот раз в день зимнего солнцестояния — четыре Ахау три Канкин, — в день предсказанного нам апокалипсиса.

Холодным осенним днем 1983 года в Чичен-Ицу прибыла команда мексиканских археологов. Вооружившись ломами и ло-патами, эти люди направились прямо к центру игрового поля. Их целью был центральный маркер — покрытый резным орна¬ментом камень, который часто находили в центре других древних игровых площадок.

Мы с Марией могли лишь стоять и смотреть, как эти археологи достают древний артефакт. Такого мы никогда раньше не ви¬дели — нефритовый пустотелый сосуд размером с кофейник. В одной из граней торчал обсидиановый нож — этакий майяский аналог «меча в камне», который, несмотря на многочисленные попытки, вытащить не удалось.

Грани нефритового предмета покрывала тонкая резьба, символически изображавшая эклиптику и темный участок Млечно-го Пути. На основании камня был вырезан портрет великого майяского воина.

Мы с Марией смотрели на этот портрет, пребывая в абсолютном шоке, поскольку черты лица изображенного воина просто потрясли нас. Неохотно вернув камень начальнику экспедиции, мы отправились в свой трейлер, ошеломленные потенциальной значимостью камня, который нам так недолго довелось держать в руках.

Мария первой нарушила молчание.

— Юлиус, каким-то образом... Каким-то непонятным образом наша с тобой судьба тесно переплелась со спасением нашего биологического вида. Изображение на центральном камне — это знак того, что мы просто обязаны продолжить наши поиски, мы обязаны найти вход в пирамиду Кукулькана.

Я знал, что моя жена права. С новыми силами, подстегиваемые тревогой, мы принялись за поиски, и на протяжении сле-дующих трех лет перевернули каждый камень, каждый лист в джунглях, каждую руину в городе, исследуя весь регион.

Но так ничего и не нашли.

К лету восемьдесят пятого наше отчаянье достигло пика и мы поняли, что нам следует сменить место поиска, чтобы сохранить остатки здравого смысла. Сначала мы планировали отправиться в Камбоджу и исследовать величественные руины Ангкора, еще одного места, которое, согласно нашим догадкам, связано с пирамидами Гизы и Теотиуакана. К сожалению, доступ туда был закрыт для всех иностранцев пришедшими к власти красными кхмерами.

У Марии были и другие идеи. Понимая, что наши загадочные «старшие» никогда не поместили бы вход в пирамиду Кукулькана там, где его могли отыскать и разрушить вандалы, она предложила вернуться на плато Наска и попробовать расшифровать загадочное послание до конца.

Я всей душой ненавидел саму мысль о том, что придется возвращаться к унылым перуанским пейзажам, но не мог поспорить с логикой моей жены. В Чичен-Ице мы так ничего и не нашли, хотя оба были уверены: именно этому городу предстоит стать полем последней битвы.
Прежде чем оставить страну и отправиться к следующему, конечному пункту нашего пути, я должен был сделать еще одну вещь.
Поздно ночью, надев маску и вооружившись ломом, я взломал трейлер археологической экспедиции — и спас центральный камень Кукулькана.

Выдержка из дневника профессора Юлиуса Гэбриэла.
Источник: каталог 1981—1984, страницы 8—154.