Узри корень, Все про Русов, Секретные материалы, Тайны 3-го рейха, НЛО, пришельцы, Палеокосмонавтика, Скрытая история, Тайны, Загадки, О Великих Богах
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 12-06-2015, 17:19

Леопольд I и инфанта Маргарита-Терезия

Категория: Золотая Серия 100 Великих >> 100 Великих Свадеб

Леопольд I и инфанта Маргарита-Терезия1666 год

Она навсегда останется для нас маленькой девочкой с картин Веласкеса. Знаменитые «Менины» — и пятилетняя инфанта стоит в центре, окружённая своими придворными. А ещё — инфанта в розовом, инфанта в голубом, инфанта в сером. Роскошные платья из тяжёлой, негнущейся парчи, в которые, как в броню, заковано совсем ещё хрупкое тело. Золотые или серебряные вышивки, которые своим блеском оттеняют почти прозрачную кожу… Волосы, нежно-белокурые в детстве, и тёмно-золотые в юности. Она не красавица — постоянные близкородственные браки в семье почти не оставили на это шансов, но и не уродлива, как её несчастный младший брат. Спокойный взгляд, торжественная поза. Принцесса, навеки застывшая на своих портретах.

Однако девочка выросла и стала девушкой. Знаменитые ныне портреты инфанты и писались для того, чтобы отправить их жениху, родному брату её матери, будущему австрийскому императору Леопольду I.

Когда старшая сестра Маргариты, инфанта Мария-Терезия, стала супругой короля Франции Людовика XIV и отреклась от прав на испанский престол, а затем скончался и брат, Маргарита оказалась ближе всех к трону. И когда родился ещё один брат, король всё равно настоял на том, чтобы даже после замужества за инфантой оставались права на испанский престол. Будь её здоровье крепким, выживи она сама, её дети и внуки, быть может, и не случилось бы Войны за испанское наследство, охватившей Европу в конце века.

Но всё это было далеко впереди, а сейчас инфанте ещё только предстояло отправиться к жениху. Осенью 1665 года скончался её отец, король Филипп IV, а в апреле 1566-го после траура, в Мадриде состоялась свадьба по доверенности, на которой роль жениха исполнил герцог Медина де Лас Торрес. Через несколько дней невеста вместе с огромной свитой выехала в дорогу — сначала в Барселону, оттуда морем до Генуи, затем в Милан, Брешию, и, наконец, Вену.

Ещё в дороге она отправила своего нового, назначенного австрийской стороной, камергера, молодого графа Ламберга, к будущему супругу, чтобы тот передал ему подарок — кольцо с огромным бриллиантом и шахматы из золота, усыпанные бриллиантами. Что ж, приданое инфанты было роскошным (существует легенда, что огромный голубой бриллиант «Виттельсбах», дошедший до наших дней, был подарком Филиппа IV дочери в честь помолвки — может быть, это и не так, но драгоценностей в семье и без того было достаточно). Рассказывают, что, когда 26 ноября император встретил невесту неподалёку от Вены, она, как прекрасная дама своему рыцарю, подарила жениху ленту; однако это была не просто шёлковая или бархатная лента, а произведение искусства, сплошь усыпанное драгоценными камнями. Император гордо прикрепил подарок к шляпе, однако, видимо, сделал это недостаточно тщательно; а поскольку он то и дело приподнимал шляпу в знак приветствия и, спеша обратно, ехал на своём коне очень быстро, подарок потерялся… На следующий день украшение нашли (правда, в нём не хватало трёх камней) и вернули императору. Тот был счастлив — дело не в драгоценностях, дело в том, что это был подарок невесты.

Забегая вперёд, скажем, что брак окажется счастливым — да, ей не исполнилось тогда и шестнадцати, а ему — двадцати семи, но разница в возрасте была не столь уж велика, а интересов общих у супругов окажется много. Так что «Гретль», как называл он свою Маргариту, и «дядя», как называла она своего Леопольда, проживут вместе всё отведённое им время в согласии и любви.

6 декабря инфанта торжественно въехала в Вену — в огромной, разукрашенной золотом карете, запряженная шестеркой лошадей (они были подарком невесте от графа Ольденбургского, чьи табуны славились по всей Европе). Император красовался в испанском плаще и шляпе с пышными перьями. Торжественная процессия двинулась к Аугустинеркирхе, церкви Святого Августина, придворной церкви Габсбургов, которая повидала на своём веку немало свадеб этой семьи. После венчания в императорском дворце состоялся ужин.

А торжества? Фейерверки, спектакли, балы? Было, всё это было, и в таком масштабе, что свадьба Леопольда и Маргариты считается пиком расцвета австрийского барокко. Размах был неслыханный!

Вот, например, как выглядело празднование около дворца Хофбур. На специальной сцене воздвигли две искусственные горы, каждая высотой около двадцати метров, слева — Этна, кузница бога Вулкана, справа — Парнас (разумеется, с девятью музами, и, разумеется, музы наряжены были в соответствии с тогдашней модой в пышные юбки и парики). Посередине был воздвигнут храм, увенчанный имперским орлом. И на этом роскошном фоне было разыграно представление о свадьбе римского императора (роль которого исполнил сам Леопольд) — с мифологическими персонажами, пушечной пальбой, барабанным боем, музыкой, извергающейся Этной, танцующими музами и богом брака Гименеем, битвой с кентаврами, пылающим и возрождающимся Фениксом, и бесчисленным множеством огней и огоньков. В середине представления в воздухе возникли пылающие буквы V.L, V.M (Vivat, Leopoldus, vivat, Margareta — «Да здравствует Леопольд, да здравствует Маргарита!»), а в финале триста ракет взмыли в воздух и образовали надпись, прославлявшую Австрию.

Свадьба прошла в начале декабря, но празднества продолжались всю зиму. 24 января 1667 года состоялся так называемый «Конный балет». Перед дворцом Хофбург специально для этой цели выстроили деревянное здание, «высокое, как башня», где и проходило выступление всадников под музыку (что ж, к тому времени Вена уже век гордилась своей школой верховой езды). Представление шло в течение пяти часов, начиная с часа дня; а вплоть до 31 января его повторяли почти каждый день.

Вступление было эффектным — под звуки труб на арену выезжала позолоченная турецкая галера, вся убранная красными тканями, с красными парусами и с командой, одетой под турецких галерных рабов. На носу стояла богиня Славы, облачённая в белое, и обращалась в императрице с речью. Правда, сооружение было настолько тяжёлым, что к последнему представлению сломалось…

Тема преставления была следующая — какая из четырёх стихий лучше подходит для того, чтобы порождать жемчуг? Изящная аллюзия на имя императрицы («Маргарита» и означает «жемчужина»). Каждую стихию представлял отдельный отряд. Всадники Воды были одеты в синие с серебром костюмы, украшенные чешуей и раковинам; всадники Земли — в зелёном с серебром, их костюмы были украшены цветами. Всадники Воздуха были в золотой парче с радужной отделкой, и, наконец, всадники Огня — в красном с серебром. За «Водой» ехала платформа, на которой был установлен огромный кит, испускавший фонтанчики воды, и стоял Нептун с трезубцем, окружённый морскими чудовищами; за «Землёй» следовала платформа в виде прекрасного сада, в котором два слона держали на плечах Землю; за «Воздухом» — огромный дракон, тридцать грифонов, из пастей которых били огненные струи, и бесчисленное множество птиц; и, наконец, за «Огнём» двигалась платформа, на которой вулкан Этна извергал дым и огонь, бог Вулкан и тридцать циклопов держали серебряные молоты, а перед платформой ехал особенный механизм, который тоже пылал огнём, в центре же его была саламандра, пускавшая фейерверки.

После этого появлялся корабль аргонавтов, плывших за Золотым руном, бог бессмертия умолял отважных воинов не сражаться, а огромный, сверкающий золотом шар внезапно раскрывался, обнаруживая храм Бессмертия и пятнадцать всадников в роскошных одеждах, изображавших предыдущих императоров Австрии. Появлялась также и колесница Славы — в виде серебряной раковины, в которой покоилась огромная жемчужина.

Затем начинался «балет». В первом представлении участвовал сам император Леопольд, у него и сопровождавших его кавалеров, в отличие от всех остальных воителей, сапоги были из позолоченной, а не из посеребрённой кожи. Шлем императора украшала корона, кавалеры были в белых одеждах, украшенных серебряными кружевами и бриллиантами. После «сражения», в котором в общей сложности 600 лошадей со своими всадниками исполняли сложные упражнения, буквально танцуя, триумфальная колесница, которую везли восемь белоснежных лошадей и на которой сидели семь певцов в одеждах, полностью усыпанных драгоценными камнями, делала круг по арене и подъезжала в императрице. Очередное появление императора завершало представление.

Оно обошлось в девяносто тысяч флоринов, безумную по тем временам сумму, а организатор этого действа получил от императора баронский титул. Целый год шла подготовка, и хотя в результате выступало только 600 лошадей, репетировало 1700. Да, подобные представления устраивали и раньше, и не только в Австрии, но именно это считается наиболее масштабным и эффектным, даже не считая театрализованной части.

Но и это ещё не всё. Специально к свадьбе композитор Антонио Чести написал оперу «Золотое яблоко». Три прекрасные богини спорят, кому же достанется яблоко, и просят рассудить их Париса. Однако заканчивается всем нам знакомая история по-другому — яблоко действительно вручают прекраснейшей, но это — императрица Маргарита… Для спектакля был построен новый оперный театр на пять тысяч зрителей, и показан он был через полтора года после свадьбы, в день семнадцатилетия императрицы. Размах снова был грандиозен — роскошные, сложнейшие декорации, сотни участников и даже пять живых слонов. На этом фоне даже как-то меркнет то, что сам император тоже участвовал, пусть и немного, в написании музыки к опере, хотя, заметим, именно любовь к музыке и театру объединила эту пару.

В конце спектакля на сцене появилась родословная дома Габсбургов, включая будущих потомков, которых ожидали от новой четы. Можно сказать, что опера завершила свадебные торжества, длившиеся больше года. Если бы только от размаха торжеств зависело счастье и здоровье семьи, Леопольду и Маргарите их хватило бы до конца дней. Но жтзнь прелестной инфанты, увы, оказалась короткой…