Узри корень, Все про Русов, Секретные материалы, Тайны 3-го рейха, НЛО, пришельцы, Палеокосмонавтика, Скрытая история, Тайны, Загадки, О Великих Богах
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 8-10-2011, 01:30

Неизвестная история (часть 6)

Категория: Эксклюзив Сайта >> Запретная История

Токо-да-Эсперанса, Бразилия 


Поддержка подлинности орудий из Калико пришла из Бразилии. В 1982 году Мария Бертран обнаружила серию пещер с наскальными рисунками. Это произошло в бразильском штате Баиа. В результате раскопок в Тока-да-Эсперанса (Тоса da Esperanca – Пещера надежды) в 1985 году, а также в течение следующих двух лет были обнаружены каменные инструменты грубой работы и находившиеся рядом с ними кости млекопитающих периода плейстоцена. Обследования найденных костей радиоизотопным методом показали, что их возраст составляет около 200 тысяч лет. Возраст самых старых костей оказался равным 295 тысячам лет. Научный мир узнал о бразильских находках от известного французского археолога Анри де Люмлэ (Henry de Lumley). Найденные образцы были кварцевыми и напоминали орудия из Олдувайского ущелья. Примечательно, что ближайшее место залегания кварца располагается в десяти километрах от пещеры. В своем сообщении Анри де Люмлэ и его коллеги отмечали: «Факты говорят о том, что древние люди появились на территории Америки гораздо раньше, чем считалось». Они продолжали: «В свете открытий в Тока-да-Эсперанса становится гораздо проще интерпретировать каменные орудия со стоянок Калико и Моджэвской пустыни (поблизости от Йермо, округ Сан-Бернардино, штат Калифорния), возраст которых оценивается в 150–200 тысяч лет». 

Анри де Люмлэ и его коллеги утверждают, что в эпоху плейстоцена было несколько волн миграции людей и их предков в Америку из Северной Азии. По их словам, наиболее ранними мигрантами, оставившими свои орудия в бразильской пещере, были представители вида Homo erectus. Это не вступает в противоречие с общими взглядами на эволюцию человека. Но в то же время нет причины полагать, что орудия не могли быть произведены современными, с анатомической точки зрения, людьми. Как мы уже не раз отмечали, орудия точно такого же типа и сегодня продолжают делать люди в различных частях света. 
  
Монте-Верде, Чили 

Результаты раскопок на стоянке Монте-Верде (Monte Verde), что на юге центрального региона Чили, оказали большое влияние на подход к изучению каменных орудий в целом. Согласно сообщению в Mammoth Trumpet (1984), впервые стоянка была обследована археологом Томом Диллехэем (Torn Dillehay) в 1976 году. Хотя ее возраст (12500–13500 лет) и не может считаться аномальным, сделанные там археологические находки бросают вызов общепринятой теории о «древних сибирских охотниках, наконечники копий которых имели форму трилистника». Культура Монте-Верде радикально отличалась от культуры «сибирских охотников». Хотя люди Монте-Верде и делали обоюдоострые инструменты, в основном они все же пользовались каменными орудиями, предварительно подвергнув их минимальной обработке. Действительно, в качестве инструментов они использовали обломки камней. На некоторых из них нет никаких признаков предварительной обработки; видно лишь, что их использовали в качестве орудий. Другие находки несут на себе следы преднамеренной обработки рабочей поверхности. Это очень напоминает описания найденных в Европе эолитов. 

В данном случае вопрос о том, являются ли известные находки артефактами или же они представляют собой творения сил природы, был разрешен самым чудесным образом. Стоянка расположена на болотистой почве, которая способствует консервации органических и минеральных остатков. Так, здесь были найдены два каменных инструмента с приделанными к ним деревянными ручками. Ученые обнаружили также двенадцать фундаментов различных строений, сложенных из скрепленных между собой бревен и обрезанных досок. На стоянке располагались большие общие очаги и небольшого размера глиноземные печи, топившиеся древесным углем. В некоторых местах были видны отпечатки ног ребенка 8–10 лет. Были также найдены три деревянные ступки с деревянными же ручками. Рядом с остатками дикого картофеля, лекарственных и прибрежных растений, с высоким содержанием соли, были раскопаны жернова. В общем, можно сказать, что стоянка Монте-Верде дает богатую и очень интересную информацию о существах, которые, возможно, делали и использовали каменные орудия в эпоху плиоцена и миоцена в Европе или на стыке плиоцена и плейстоцена в Африке. Следует отметить, что в быту они пользовались различной домашней утварью, сделанной из органических материалов. Можно предположить, что они, безусловно, являлись людьми и их культурный уровень был примерно таким же, каков он у современных людей, живущих в простом деревенском поселении. 

Благодаря случайно сохранившимся артефактам со стоянки Монте-Верде мы видим, что при довольно высоком культурном уровне использовались и грубые каменные орудия. На стоянках, которые старше Монте-Верде на миллионы лет, мы находим только каменные орудия. Но нельзя исключать вероятности того, что когда-то у этих орудий были и деревянные части, как это видно на примере Монте-Верде. 
  
Недавние находки в Пакистане 

Исследователи продолжают находить эолитоподобные орудия, которые не вписываются в принятые рамки человеческой эволюции, и за пределами обеих Америк. Примером этому служат некоторые недавние находки британских археологов в Пакистане. Эти грубо сработанные каменные орудия насчитывают около двух миллионов лет. Но, согласно доминирующей идее о том, что прародиной человека является Африка, Homo habilis – живший в то время человеческий предок – не мог находиться где-либо еще. 

Говоря о пакистанских находках, некоторые ученые пытались их дискредитировать. В своей статье в газете New York Times антрополог Сэлли Мак-Брити (Sally McBrearty) отмечала, что эти открытия «не предоставили достаточных доказательств того, что образцы действительно имеют столь древний возраст, а также что эти орудия были сделаны человеком». Но наш обзор аномально древних каменных орудий заставляет подходить к таким заявлениям с известной осторожностью. Обычно ученые предъявляют гораздо более высокие требования к оценке аномальных открытий, чем к тем свидетельствам, которые вписываются в устоявшиеся рамки теории эволюции человека. 

В опубликованном в 1987 году в журнале New Scientist материале утверждается, что Мак-Брити была настроена чересчур скептически. Касаясь выраженных ею сомнений относительно стратиграфической ситуации и возраста каменных предметов, New Scientist писал: «Такие сомнения безосновательны применительно к каменным образцам из Долины Сон (Soan), расположенной к юго-западу от Равалпинди, утверждает Робин Деннелл (Robin Dennell) исполнительный директор Палеонтологического проекта Британской археологической миссии и Шеффилдского университета. Он и его коллега Хелен Ренделл (Helen Rendell), геолог из университета Сассекса. сообщают, что обнаруженные там каменные образцы, причем все из кварцита, были настолько прочно вмурованы в отложения конгломерата и крупнозернистого песчаника, называемые Верхней Сиваликской системой, что им пришлось их выдалбливать». Согласно New Scientist, возраст находок определили посредством сочетания палеомагнитных и стратиграфических исследований. 

Рис. 3.13. Каменное орудие, обнаруженное
в Верхней Сиваликской формации в Пакистане.
По утверждению британских ученых, его возраст
составляет около двух миллионов лет.
Ну а как же с утверждением Мак-Брити, что обнаруженные каменные предметы не являются творением рук человека? New Scientist выразил более взвешенную точку зрения: «Из всех извлеченных ими предметов восемь, как считает Деннелл, «определенно являются артефактами». По мнению Деннелла, наиболее убедительным артефактом является кусок кварцита, который, как предполагается, с помощью каменного топора гоминид обтесал в трех направлениях, сняв с камня семь пластин (рис. 3.13). Оставленные на образце следы столь многогранной обработки материала «убедительно свидетельствуют», что сделано это было человеком». 

Какова же была реакция научной общественности на пакистанскую находку? Ученые, придерживающиеся той точки зрения, что Homo erectus был первым представителем линии Homo, покинувшим Африку около миллиона лет тому назад, были готовы скорее попытаться опровергнуть возраст находки из Пакистана, чем хоть в чем-то поступиться своими взглядами. 
  
Сибирь и Индия 

Множество открытий каменных орудий, возраст которых составляет порядка двух миллионов лет, было сделано в других частях Азии, в частности в Сибири и на северо-западе Индии. 

В 1961 году сотни грубо обработанных каменных орудий были найдены на сибирской реке Улалинке, в районе Горно-Алтайска. Согласно докладу, сделанному в 1984 году русскими учеными А. П. Окладиновым и Л. А. Рогозиным, орудия были обнаружены в слоях, возраст которых колеблется от 1,5 до 2,5 миллиона лет. 



Другой русский ученый, Юрий Мочанов, раскопал каменные орудия, похожие на европейские эолиты. Он сделал свое открытие над долиной реки Лены, в местности под названием Диринг-Юрлах, Сибирь. С помощью калий-аргонового и магнитного методов был определен возраст формаций, в которых были обнаружены образцы. Он составил 1,8 миллиона лет. Другое недавнее открытие, на этот раз сделанное в Индии, также уносит нас на два миллиона лет назад. Многочисленные открытия каменных орудий были сделаны в районе Сиваликских холмов, на северо-западе Индии. Название этой местности происходит от имени полубога Шивы (Hiva – на санскрите) – повелителя сил вселенского разрушения. В 1981 году Анек Рам Санкхьян (Anek Ram Sankhyan) из Индийской антропологической инспекции у деревни Хариталиангар в Татротской формации периода позднего плиоцена обнаружил каменное орудие, возраст которого превышает 2 миллиона лет. В этой же формации были раскопаны и другие орудия. 

Вышеупомянутые находки в Сибири и Индии, возраст которых оценивается в 1,5–2,5 миллиона лет, не очень хорошо согласуются с общепринятой версией о том, что особи Homo erectus, первого представителя семейства Homo, стали покидать свой африканский дом только около миллиона лет назад. В 1982 году К. Н. Прасад (К. N. Prasad) из Индийской геологической инспекции сообщил о находке «моногранного ручного каменного топора» в миоценовой формации Нагри. Это произошло поблизости от Хариталиангара, на северо-западе Индии, у подножия Гималаев. В своем докладе Прасад утверждал: «Орудие было найдено in situ, во время работ по измерению мощности геологических пластов. С особой тщательностью было зафиксировано точное местонахождение образца. Это было сделано для того, чтобы исключить в будущем всякую возможность утверждать, что он-де происходит из младших по возрасту горизонтов». 

Прасад полагал, что орудие было сделано обезьяноподобным существом – рамапитеком (Ramapithecus). «Наличие этого каменного орудия в столь древних геологических отложениях, – утверждал Прасад, – говорит о том, что ранние гоминиды, такие, как Ramapithecus, умели делать инструменты, были прямоходящими и, возможно, использовали каменные орудия для охоты». Но большинство ученых считают рамапитека предком не человека, а современных орангутанов. Это означает, что он был неспособен производить орудия. 

Но кто же, в таком случае, сделал миоценовые орудия, о которых сообщил Прасад? Сделать инструменты вполне могли анатомически современные люди, которые жили в эпоху миоцена. И даже если мы предположим, что такое примитивное существо, как Homo habilis, был автором инструмента эпохи миоцена, это все равно вызовет серьезные вопросы. Ведь согласно ныне принятой версии, первые существа, которые умели делать орудия труда, появились в Африке около двух миллионов лет назад. 
  
Кто же автор эолитов? 

Даже получив доказательства того, что эолиты были сделаны человеком (доказательства, которые многим покажутся убедительными), некоторые все же будут продолжать в этом сомневаться. Можно спросить: имеют ли они право на известную долю сомнения? Ответ может быть только один: в принципе да. Но в этом случае они не должны признавать и другие подобные каменные орудия и должны отрицать авторство человека на такие общепризнанные орудия, как Олдованские (Oldowan) каменные инструменты из Восточной Африки, открытые Луи и Мэри Лики. Так как если изображения эолитов, найденных на Кентском плато и в Восточной Англии, положить рядом с изображениями находок из Олдувайского ущелья (рис. 3.3), то мы с трудом сможем заметить между ними разницу. 

Из этого следует, что наиболее обоснованным выводом является то, что как европейские эолиты, так и олдованские орудия из Восточной Африки были кем-то сделаны. Но кем? Практически безо всяких оговорок ученые считают, что олдованские инструменты были сделаны человеком умелым (Homo habilis), являвшимся примитивным видом гоминида. Следовательно, ученым не должна казаться абсолютно неприемлемой мысль о том, что существа типа человека умелого вполне могли быть авторами эолитов из Восточной Англии и с Кентского плато. Кстати, некоторые из них имеют примерно тот же возраст, что и олдованские орудия. 

По этому поводу есть еще одна интересная мысль. Мэри Лики высказала ее в своей книге об олдованских каменных орудиях: «Можно вкратце упомянуть о примере из нашего времени. Случай, о котором идет речь, произошел в Юго-Западной Африке. Экспедиция из Государственного музея Виндхука встретила людей из племени Ова Тжимба, которые не только делают из камня орудия для расщепления костей и другой тяжелой работы, но также используют простые необработанные кремни в качестве ножей и скребков». Таким образом, нет никаких оснований отрицать возможность того, что анатомически современные люди могли производить грубые каменные орудия, найденные в Олдувайском ущелье, а также эолиты, обнаруженные на европейских стоянках. 

Противники этой точки зрения в свою очередь могут заявить, что до сих пор не были обнаружены ископаемые останки людей современного типа, которые бы жили в эпоху раннего плейстоцена или позднего плиоцена, или же 1–2 миллиона лет назад. Что же касается костных остатков человека умелого (Homo habilis), то таковые в распоряжении ученых имеются. Однако в этой связи следует заметить, что ископаемые останки Homo sapiens встречаются довольно редко и на стоянках позднего плейстоцена, на которых встречаются многочисленные орудия из камня и другие следы человеческого присутствия. 

Более того, как описано в главах 7 и 12, в геологических слоях по крайней мере того же возраста, что и нижние уровни Олдувайского ущелья (Танзания), ученые обнаружили скелетные останки человека полностью современного типа. Среди этих находок можно выделить ископаемый скелет человека, найденный д-ром Гансом Реком (Hans Reck) в 1913 году в II горизонте олдувайского ущелья, а также ископаемые бедренные кости Homo sapiens, обнаруженные Ричардом Лики у кенийского озера Туркана в формации, возраст которой несколько старше горизонта I Олдувая. 

Следовательно, нельзя говорить о том, что нет никаких ископаемых свидетельств присутствия человека на нижних уровнях олдувайского ущелья. В дополнение к ископаемым свидетельствам мы располагаем докладом Мэри Лики о вызвавших полемику камнях, сложенных по кругу в точке DK нижнего горизонта I. По ее мнению, «камни могли быть сложены таким образом для укрепления вбитых в землю ветвей деревьев и палок, служивших ветроломом или примитивным убежищем». 

«На первый взгляд, – отмечала Мэри Лики, – круг напоминает временные сооружения, часто встречающиеся и сегодня у кочевых племен, которые вокруг своих стоянок обычно возводят небольшого размера каменные стены, служащие им либо ветроломом, либо фундаментом временных построек. На этот фундамент кладутся ветви деревьев, а на них, в свою очередь, шкуры животных или трава, в качестве крыши». Мэри Лики предоставила фотографию такого временного убежища, сделанную в расположении племени Окомбамби в Юго-Западной Африке (Намибия). 

С объяснением назначения каменного круга, данным Мэри Лики, согласились не все. Однако приняв ее версию, задаешься естественным вопросом: если каменное сооружение напоминало ей убежища, возводимые современными кочевыми племенами, такими, как Окомбамби, то почему же она не допускала возможность существования анатомически современных людей, которые могли соорудить Олдувайский каменный круг 1,75 миллиона лет назад? 

Интересное наблюдение: некоторые найденные в Олдувайском ущелье каменные орудия несли на себе следы довольно интенсивной предварительной обработки. Дж. Десмонд Кларк (J. Desmond Clark) писал в предисловии к научному труду Мэри Лики: «Здесь присутствуют артефакты, использование которых типологически ассоциируется с гораздо более поздними временами (поздний палеолитический период или даже позже), а именно: различные скребки, шило, резцы... а также камни с различными выбоинами и бороздками». Мимоходом заметим, что орудия, «найденные в слоях позднего палеолита и даже более ранних периодов», расцениваются современными учеными скорее как работа Homo sapiens, чем Homo erectus или Homo habilis. Каменные орудия высокой степени обработки встречаются также в местах находок эолитов в Европе. Таким образом, можно предположить, что некоторые, если не все, олдованские орудия, а также эолиты были сделаны анатомически современными людьми. 

Кроме того, Луи и Мэри Лики обнаружили в горизонте I Олдувайского ущелья камни-бола,1 а также инструмент для выделки кожи, который мог использоваться для выделки сухожилий для лассо. Использование столь сложного охотничьего инструмента требует определенного уровня интеллекта и ловкости, которым Homo habilis явно не обладал. Это предположение подтверждается недавней находкой относительно полного скелета человека умелого (Homo habilis), доказывающей, что этот гоминид имел гораздо больше черт, присущих обезьяне, чем ученые до этого полагали. 

Каков же итог? Мы видим, что и в наши дни люди изготовляют каменные орудия самой различной степени обработки – от примитивной до сложной. И как описано в данной главе, а также в двух последующих главах, мы находим свидетельства того же разнообразия орудий, относящихся к эпохам плейстоцена, плиоцена, миоцена и даже эоцена. Самое простое объяснение этому лежит на поверхности: анатомически современные люди, делающие эти разнообразные инструменты сегодня, делали их и в далеком прошлом. Можно также предположить, что эти древние люди сосуществовали с примитивными человекоподобными существами, которые тоже делали каменные орудия.
  
Примечание 

 1 Камни бола (бола – по-испански «мяч»). Приспособление типа лассо, но с двумя привязанными на дальнем конце камнями-шарами (болас), применяемое для поимки животных.