Узри корень, Все про Русов, Секретные материалы, Тайны 3-го рейха, НЛО, пришельцы, Палеокосмонавтика, Скрытая история, Тайны, Загадки, О Великих Богах
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 8-10-2011, 01:54

Неизвестная история (часть 3)

Категория: Эксклюзив Сайта >> Запретная История

Balaenotus из Монте-Аперто, Италия

Во второй половине девятнадцатого века в Италии были обнаружены кости ископаемого кита со следами обработки острыми орудиями или инструментами. 25 ноября 1875 года профессор геологии Университета Болоньи Дж. Капеллини (G. Capellini) заявил, что следы были оставлены кремневыми орудиями, когда кость была еще свежей. Многие другие европейские ученые согласились с этим толкованием. Надрезанные кости принадлежали обитавшему в эпоху плиоцена ископаемому киту рода Balaenotus. Некоторые кости были из музейных коллекций. Другие же обнаружил сам Капеллини в плиоценовых формациях в районе Сиены, в таких местах, как Поггьяроне. 

Отметины были обнаружены на внешних поверхностях ребер, т.е. как раз в тех местах, где обычно остаются следы от разделки туш. У почти полного скелета кита, обнаруженного Капеллини, следы были только с одной стороны. «Я убежден, что животное выбросилось на песчаный берег и оказалось лежащим на левой стороне туловища, в то время как его правая часть стала объектом прямой атаки людей. Об этом свидетельствуют отметины на костях только одной стороны скелета кита», – отметил Капеллини. То, что отметины находились только на одной стороне скелета кита, делает несостоятельным любое чисто геологическое объяснение вопроса, а также то, что следы на теле кита могли быть объяснены нападением на него акул в открытом море. Более того, отметины в виде бороздок на костях ископаемого кита очень походят на следы, которые обычно остаются на костях при современной обработке туши кита. 

Профессор Капеллини сообщил участникам Международного конгресса по доисторической антропологии и археологии: «Поблизости от останков поггьяронского ископаемого кита (Balaenotus) мне удалось найти, среди современных береговых отложений, несколько острых кремневых пластин... С помощью этих самых кремневых инструментов на свежих китовых костях я сумел сделать такие же отметины, которые были сделаны на костях ископаемого кита». Капеллини также отметил, что в той же части Италии, в Савоне (см. главу 7), были найдены фрагменты скелета древнего человека. 

После доклада Капеллини на конгрессе развернулась дискуссия. Некоторые ее участники, например сэр Джон Эванс (sir John Evans), выдвинули свои возражения. Другие же, как генеральный секретарь Парижского антропологического общества Поль Брока (Paul Broca), согласился с Капеллини в том, что следы на костях ископаемого кита были оставлены людьми. В частности, Поль Брока исключил возможность того, что отметины появились в результате того, что кит был атакован акулами в открытом море. Он подчеркнул, что характер следов говорит, что они были оставлены каким-то острым предметом. В то время Пол Брока считался одним из ведущих специалистов в области физиологии костей. 

Арман де Кятрефаж был среди тех, кто считал, что бороздки на костях ископаемого кита из Монте-Аперто (Monte Aperto) были нанесены острым кремневым инструментом, который держала рука человека. В 1884 году он писал: «Ничего не получится, если попытаться сделать точно такие же бороздки иным способом и при помощи каких-либо других инструментов. Подобные следы мог оставить только острый кремневый инструмент, причем приложенный под определенным углом и с достаточно большой силой». 

 


Рис. 2.1. Зуб Carcharodon 
megalodon – большой белой
акулы эпохи плиоцена.

Суть вопроса была прекрасно изложена по-английски С. Лэйнгом (S. Laing), который в 1893 году писал: «Отметины представляют собой правильные кривые линии, иногда почти полукруглые; такую форму им мог придать только поворот руки человека. С наружной стороны, где давление острого лезвия инструмента было наибольшим, их поверхность имеет неизменно ровные края, тогда как с внутренней она шершавая или гладкая. Изучение следов на костях ископаемого кита под микроскопом подтверждает этот вывод и не оставляет сомнений в том, что они были оставлены таким инструментом, как кремневый нож, приложенный к костям под определенным углом и со значительным усилием, когда те были еще свежими. Представляется, что таким образом дикари могли отрывать куски мяса от выбросившегося на берег кита. Если попробовать обработать свежую кость каменным ножом, то мы будем иметь точно такие же следы. И никакой другой инструмент не сможет оставить точно такие же отметины. Таким образом, отрицание существования третичного человека является больше предубежденностью, чем здоровым научным скептицизмом». 


 

Рис. 2.2. Образец борозд, остающихся
на поверхности китовой кости от
зазубренных акульих зубов
Современный ученый Бинфорд отмечает: «Довольно трудно спутать следы, которые оставляет при разделке туши человек, использующий при этом соответствующие орудия, со следами, которые остаются в результате атаки хищников».

Но зубы акулы (рис. 2.1) острее зубов любых наземных млекопитающих хищников, таких, как, например, волки, и могут оставить на костях борозды, напоминающие следы, оставляемые режущими инструментами. Обследовав кости ископаемых китов из палеонтологической коллекции Музея естественной истории Сан-Диего, мы пришли к выводу, что акульи зубы действительно могут оставлять следы, сильно напоминающие те, которые оставляют инструменты. 

То, что мы увидели, было костями небольшого кита, жившего в эпоху плиоцена. Мы осмотрели отметины на костях с помощью увеличительного стекла и увидели расположенные параллельно ровные борозды на обеих поверхностях этих костей. Такие следы остаются от зазубренных краев акульего зуба. Мы также видели царапины на кости (рис. 2.2). Такие царапины могли появиться в результате скользящего удара акульим зубом, которым скорее скоблили кость, нежели пытались ее разбить. 

Зная все это, было бы возможно провести новое обследование найденных в Италии костей ископаемого кита из плиоцена и, наконец, решить, были ли находящиеся на них отметины сделаны зубами акулы. Расположенные параллельно на поверхности ископаемых костей борозды могли бы почти с полной определенностью свидетельствовать, что кит подвергся нападению акул, когда был еще жив, или же он был атакован ими после смерти. И в том случае, если при внимательном обследовании глубоких V-образных отметин были бы обнаружены расположенные через равные промежутки продольные борозды, это также явилось бы еще одним свидетельством, что отметины на костях ископаемого кита были оставлены акулами. Ведь трудно предположить, что каменные лезвия могли оставить на поверхности бороздки, расположенные строго на равном расстоянии друг от друга. 
  
Halitherium из Пуансе, Франция 

Рис. 2.3. Отметины на кости Halitherium,
относящиеся к эпохе миоцена, из Пуансе, Франция.
В 1867 году Л. Буржуа вызвал настоящую сенсацию, представив участникам парижской сессии Международного конгресса по доисторической антропологии и археологии кость животного под названием Halitherium, на которой были насечки, по всей вероятности сделанные рукой человека. Halitherium – это разновидность вымершей морской коровы отряда сирен (рис. 2.3) 

Ископаемые кости морской коровы были обнаружены аббатом Делоне (Delaunay) в верхних горизонтах местечка Барьер, поблизости от Пуансе (Pouance), что на северо-западе Франции. Делоне с удивлением обнаружил на фрагменте плечевой кости, расположенной в верхней части передней конечности, следы от надрезов. Поверхность надрезов выглядела так же, как и остальная часть кости, и их было довольно просто отличить от недавних повреждений, что говорило о древности первых. Сама же кость, которая минерализовалась, прочно залегала в нетронутом геологическом слое. Это говорило о том, что отметины имели тот же геологический возраст, что и сама кость. Более того, глубина и острота насечек свидетельствовала, что они были сделаны еще до минерализации кости. Характер отметин также говорит и о том, что некоторые из них появились в результате двух скрещивающихся ударов. 

Даже Габриэль де Мортийе допустил вероятность того, что эти отметины не были результатом смещения или сжатия геологических пород. Но он не мог допустить, что отметины были оставлены человеком, прежде всего потому, что кости были найдены в слое, относящемся к эпохе миоцена. В 1883 году де Мортийе писал: «Для человека это чересчур рано». И снова мы сталкиваемся с ярким проявлением теоретических предрассудков, которые диктуют, как именно следует толковать факты. 

Сан-Валентино, Италия 

На состоявшемся в 1876 году заседании Геологического комитета М.А. Ферретти (М. A. Ferretti) представил ископаемую кость животного «с настолько очевидными следами работы человеческих рук, что противоположное предположить было невозможно». Эта кость, принадлежавшая слону или носорогу, была обнаружена твердо сидящей в астианском (поздний плиоцен) геологическом слое в Сан-Валентино ( San Valentine), район Эмилие, Италия. Особый интерес представляет тот факт, что в своем самом широком месте ископаемая кость имела совершенно круглое отверстие. По утверждению Ферретти, это отверстие не было работой моллюсков или ракообразных. Годом позже он представил комитету другую кость со следами человеческого вмешательства. Она была найдена под Сан-Руфино в голубой глине астианского периода эпохи плиоцена. С одного конца эта кость была сначала частично распилена, а потом сломана. 

На состоявшейся в 1880 году научной конференции Дж. Беллуччи (G. Bellucci), из Итальянского общества содействия антропологии и географии, привлек внимание к новым открытиям в Сан-Валентино и Кастелло-делле-Форме, поблизости от Перуджи. Это были кости, на которых имелись следы обработки каменными инструментами, обуглившиеся кости и острые кремневые пластины-лезвия. Все это было найдено в озерных плиоценовых глинах с соответствующей этому периоду фауной, подобной той, что была обнаружена в долине Арно. Беллуччи утверждает, что найденные предметы доказывают существование человека в эпоху плиоцена. 
  
Клермон-Ферран, Франция 

В конце девятнадцатого века Музей естественной истории Клермон-Феррана (Clermont-Ferrand) приобрел бедренную кость Rhinocerus paradoxus, имевшую некие бороздки на поверхности. Образец был найден в пресноводном известняке близ Ганна, в котором содержались ископаемые останки животных, типичных для эпохи среднего миоцена. Были предположения, что борозды на кости оставлены зубами хищных животных. Но Габриэль де Мортийе с этим не согласился, выдвинув свое обычное объяснение: отметины на кости – это результат смещения и давления геологических пород. 

Но описание отметин на кости, которое дал сам Габриэль де Мортийе, оставляет это толкование открытым для обсуждения. Дело в том, что они были нанесены на одном из концов бедренной кости – возле места сочленения. Современный специалист по надрезанным костям Льюис Бинфорд утверждает, что это как раз то место, где обычно остаются следы от разделки туши. Габриэль де Мортийе также отметил, что следы представляют собой «параллельные, иногда неправильные борозды, расположенные поперек оси кости». Из работ Бинфорда следует: «Пилящее движение было обычным при использовании инструментов из камня. Поэтому оставляемые такими орудиями следы обычно имеют форму коротких и грубых параллельных отметин, которые зачастую близко расположены друг от друга».
  
Раковина с резьбой из Красной скалы, Англия 

$IMAGE4$
В докладе, представленном в Британскую ассоциацию содействия развитию науки (British Association for the Advancement of Science), член Геологического общества X. Стоупс (Н. Stopes) описал раковину, на поверхности которой просматривалось, хотя и с трудом, человеческое лицо. Эта раковина была найдена в геологических отложениях Красной скалы (Red Crag), возраст которых находится в пределах 2,0–2,5 миллиона лет. 

В 1912 году дочь автора открытия Мэри Стоупс (Marie С. Stopes) выступила в журнале The Geological Magazine со статьей, аргументирующей, почему раковина с резьбой не могла быть подделкой: «Следует заметить, что линии, составляющие изображение, были так же глубоко окрашены в красно-коричневый цвет, как и остальная поверхность раковины. И это очень важный момент, потому что если раковины Красной скалы хорошо поскрести и снять с них верхний слой, то внизу они белые. Нужно также отметить, что сама раковина является настолько хрупкой, что любая попытка что-нибудь вырезать на ней привела бы к ее разрушению». При этом нужно учитывать принятое в палеоантропологии мнение, что подобные произведения искусства могли появиться только во времена полностью сформировавшегося современного (кроманьонского) человека, то есть в эпоху позднего плейстоцена, или около тридцати тысяч лет назад. 
  
Костяные инструменты, найденные у Красной скалы, Англия 


Рис. 2.4. Три костяных инструмента из детритовых горизонтов,
расположенных под Коралловым утесом, содержащих материалы, возраст которых
колеблется от периода плиоцена до эоцена.
Возраст этих инструментов может составлять от 2 до 55 миллионов лет.
 В начале двадцатого века первооткрыватель многих аномально древних кремневых орудий (см. главу 3) Дж. Рэйд Мойр (J. Reid Moir) описал «ряд окаменевших костяных инструментов примитивного типа, обнаруженных под основаниями Красной и Коралловой скал (Coralline Crag) в Саффолке». Сегодня считается, что по верхней части Красной скалы, что в Восточной Англии, проходит граница между плиоценом и плейстоценом. Посему ее возраст оценивается в 2,0–2,5 миллиона лет. Возраст пород Кораллового утеса более древний – 2,5–3,0 миллиона лет (поздний плиоцен). Расположенные под Красной скалой и Коралловым утесом горизонты – детритовые. Они состоят из пород, возраст которых колеблется от плиоцена до эоцена. Таким образом, обнаруживаемые в них предметы могут иметь возраст от 2 до 55 миллионов лет. 

Часть представленных Мойром образцов имеет треугольную форму (рис. 2.4). В своем докладе Дж. Рэйд Мойр утверждал: «Все они сделаны из широких, плоских и тонких костей, возможно из больших ребер, обработанных таким образом, что до сих пор сохраняют свою первоначальную форму. Такая треугольная форма была получена в результате преднамеренных сломов поперек естественной структуры кости». Мойр провел на кости эксперименты и пришел к выводу, что его образцы «несомненно являлись творением рук человеческих». По утверждению Мойра, треугольные куски ископаемой китовой кости, обнаруженные в слое, находящемся под Красной скалой, должно быть, когда-то уже использовались в качестве наконечников копий. Мойр также обнаружил китовые ребра, из которых были сделаны заостренные инструменты. 

Мойр и другие ученые обнаруживали надрезанные кости и костяные инструменты также на различных уровнях горизонта Кромерского леса (Cromer Forest Bed), от относительно недавних до самых древних. Самые «молодые» породы этого горизонта насчитывают около 250 тысяч лет, тогда как наиболее «старые» – по крайней мере 800 тысяч лет. В то же время, по мнению некоторых современных ученых, их возраст может достигать даже 1,75 миллиона лет. 

Кроме того, Мойр дал описание кости, найденной мистером Уинкопом (Whincopp) из Вудбриджа, у которого в частной коллекции имелся «кусок ископаемого ребра, частично распиленного с обоих концов». Этот экземпляр происходит из детритового горизонта, что под Красной скалой. По утверждению Мойра, «мистер Уинкоп и преподобный Осмонд Фишер (Osmond Fisher) считали эту кость творением рук человека». Действительно, довольно неожиданно видеть признаки пиления на ископаемой кости такого возраста.
  
Рис. 2.5. Кусок отпиленного дерева 
из Кромерского леса. Стрелка указывает
на углубление, возможно, первоначально
оставленное пилящим инструментом.
В районе Мандсли, в горизонте Кромерского леса, С. А. Ноткатт (S. A. Notcutt) отыскал кусок отпиленного дерева. Большая часть геологических слоев Мандсли имеет возраст от 400 до 500 тысяч лет. Во время обсуждения вопроса об отпиленном дереве Мойр заявил следующее: «Тонкий конец среза мог получиться в результате пиления острым кремнем. Кажется, что в одной из точек линия пиления была подкорректирована (рис. 2.5). Такое нередко происходит, когда древесину пилят при помощи современной стальной пилы». Далее Мойр отметил: «С острого конца образец имеет темноватый цвет, как будто он побывал в огне. Вполне возможно, что находка представляет собой своего рода примитивную палку-копалку, предназначенную для выкапывания из земли съедобных корней». 

Можно допустить, что существа типа Homo erectus могли обитать на территории современной Англии во времена формирования горизонта Кромерского леса. Но все же существовавший тогда уровень технических знаний, о котором мы может судить по качеству отпиленного куска древесины, требует наличия разума. Действительно, трудно понять, каким образом с помощью кремневых инструментов можно было добиться столь высокого качества пиления. Например, вставленные в деревянный держатель маленькие острые кусочки кремня не смогли бы обеспечить такой чистый срез, который мы видим на образце, прежде всего потому, что деревянный держатель должен был быть шире, чем кремневый зуб пилы. Следовательно, при помощи такого инструмента нельзя было бы добиться столь качественного и узкого распила. Сделанное только из камня полотно пилы было бы очень ломким и не смогло бы продержаться достаточно долго, чтобы с его помощью можно было распилить дерево до конца. Более того, сделать такую каменную пилу было бы настоящим достижением. Таким образом, логичным представляется вывод, что данный распил можно было сделать только с помощью металлической пилы. Но, естественно, существование металлической пилы, которой 400–500 тысяч лет, – предположение довольно смелое и необычное. 

Следует заметить, что надрезанные кости, костяные инструменты и другие предметы материальной культуры горизонтов Красной скалы и Кромерского леса практически не упоминаются в нынешних типовых учебных материалах и методических пособиях. Этот факт особенно примечателен в отношении открытий, сделанных в отложениях Кромерского леса, большинство которых по возрасту находятся на границе допустимого, с точки зрения принятой сегодня последовательности палеоантропологических событий. 
  
Дьюлишский слоновий загон, Англия 

Член Геологического общества Осмонд Фишер обнаружил одну занятную особенность в ландшафте Дорсетшира – слоновий загон в Дьюлише (Dewlish). В журнале Geological Magazine Фишер писал в 1912 году: «Траншея была выкопана в известняке и была 12 футов (около 4 метров) глубиной. Ширина же прохода была такова, что человек мог там свободно передвигаться. И это не было каким-то природным геологическим разломом, о чем говорят находящиеся по сторонам кремневые пласты. Дно загона состоит из нетронутого мела, а один из концов загона, как и его стенки, вертикальный. С другой стороны туннель полого выходит на равнину. В нем были обнаружены многочисленные костные останки Elephas meridionalis, но не было найдено костей каких-либо других животных... На мой взгляд, этот туннель был сделан руками человека в эпоху позднего плиоцена и являлся своего рода западней для слонов». Elephas meridionalis, или «южный слон», обитал на территории Европы 1,2–3,5 миллиона лет назад. В то же время найденные в туннеле под Дьюлишем ископаемые кости могут быть отнесены как к раннему плейстоцену, так и к позднему плиоцену. 

На фотографиях видны вертикальные стены рва, тщательно «вырубленные» как будто гигантской стамеской. В подтверждение своей точки зрения Осмонд Фишер приводит тот факт, что охотники современных примитивных племен для поимки крупных животных делают точно такие же загоны.

Но дальнейшие раскопки траншеи, проведенные Dorset Field клубом, как отмечается в небольшой заметке в журнале Nature (в номере от 16 октября 1914 года), показали, что «эта траншея не имеет твердого пола и разделяется на цепь уходящих глубоко вниз узких меловых трубок». Нельзя исключить, тем не менее, что древние люди вполне могли воспользоваться этими небольшими расщелинами, чтобы прорыть траншею в меловой породе. В связи с этим было бы интересно исследовать, нет ли надрезов на этих найденных в траншее костях. 

Осмонд Фишер сделал еще одно интересное открытие. В своем обзоре за 1912 год он писал: «Занимаясь поисками ископаемых останков в эоценовых горизонтах Бартон Клифа, я наткнулся на кусок вещества, похожего на черный янтарь, 9,5 дюйма (24,13 см) в длину и ширину и 2,25 дюйма (5,72 см) в толщину... По меньшей мере одна из сторон находки несла на себе то, что у меня ассоциировалось со следами обработки, которая и придала предмету аккуратную квадратную форму. В настоящее время образец находится в Седгуикском музее (Sedgwick Museum) Кембриджа». Черный янтарь – это хорошо поддающийся шлифовке плотный бархатисто-черный уголь, который часто используют ювелиры. Эпоха эоцена царила на Земле около 55–38 миллионов лет назад.
 
Заключительное слово об умышленно измененных костях 

В самом деле, любопытно, что многие серьезные ученые в девятнадцатом веке и в начале двадцатого независимо друг от друга заявляли, что отметины на костях и раковинах, найденных в формациях миоцена, плиоцена и раннего плейстоцена, были сделаны рукой человека. Среди исследователей, которые об этом заявляли, были Денуайе, де Кятрефаж, Раморино, Буржуа, Делоне, Лосседа, Гарригу, Фильель, фон Дюкер, Оуэн (Owen), Коллиер, Калверт, Капеллини, Брока, Ферретти, Беллуччи, Стоупс, Мойр, Фишер и Кейт (Keith). 

Может, эти ученые заблуждались? Может, и так. Однако едва ли можно заблуждаться по поводу существования надрезов на ископаемых костях. Может, вышеперечисленные ученые были поглощены одной и той же идеей, захватившей общественное сознание в девятнадцатом веке и начале двадцатого? Или на самом деле есть многочисленные свидетельства существования первобытных охотников, о которых можно судить по останкам ископаемых животных плиоцена и более ранних периодов? 

Но если эти свидетельства часто встречались в то время, почему таковых не находят сегодня? Одним из ответов на этот вопрос может быть такой: сегодня их никто не ищет. Свидетельство сознательной обработки кости человеком может оказаться просто вне поля зрения ученого, если он настойчиво не ищет его. Палеоантрополог, убежденный, что человеческие существа, способные изготовлять орудия труда, не существовали в эпоху среднего плиоцена, скорее всего даже не будет задумываться над истинной природой отметин, встречающихся на ископаемых костях той эпохи.