Узри корень, Все про Русов, Секретные материалы, Тайны 3-го рейха, НЛО, пришельцы, Палеокосмонавтика, Скрытая история, Тайны, Загадки, О Великих Богах
Информация к новости
  • Просмотров: 0
  • Автор: Anubis
  • Дата: 8-10-2011, 17:22

Космический код - 4

Категория: Эксклюзив Сайта >> Запретная История

МЕЖДУ СУДЬБОЙ И РОКОМ


Чья невидимая рука, Судьбы или Рока, на протяжении многих тысячелетий вела Мардука через все беды и невзгоды к великой цели – власти над всей Землёй?
Лишь в немногих языках существует богатый выбор синонимов для обозначения того, что заранее предопределяет исход событий, и поэтому объяснить разницу между этими понятиями бывает довольно сложно. Однако в шумерском языке – а значит, в философии и религии – проводилась чёткая граница между ними. Рок, или «НАМ» – это предопределённый ход событий, который нельзя изменить. Судьба же – «НАМ.ТАР» – это предопределённый ход событий, на который можно повлиять. Слово «ТАР» имеет значение «прерывать, мешать, изменять».


Отличие это не просто семантическое – оно отражает суть вещей, определяя жизнь богов и людей, городов и стран. Диктуются ли грядущие (или даже прошедшие) события Роком и конечный результат заранее предопределён? Или это сочетание случайных событий, сознательных решений, временных взлётов и падений, которые не обязательно фатальны, и какая либо случайность, молитва или изменение образа жизни могут привести совсем к другому результату? И если так, что именно можно изменить?
Сегодня тонкая грань между этими понятиями, возможно, несколько размылась, но её отчётливо осознавали и в Древнем Шумере, и в библейские времена. Для шумеров Рок начинался на небесах, определяясь орбитами планет. Когда после небесной битвы окончательно определился состав Солнечной системы, орбиты планет стали их Роком. Этот термин и стоящее за ним понятие затем распространились на весь ход событий на Земле, начиная с богов, которые имели небесных двойников.

В представлении Библии роком и судьбой управлял Яхве, однако если рок был предопределён и неизменяем, то на судьбу оказывали воздействия принимаемые человеком решения. Поэтому определяемые роком события могли быть предсказаны заранее – за многие годы, столетия и даже тысячелетия; примером тому может служить предсказание Яхве относительно будущего потомков Авраама, в том числе четырёхсотлетнее пребывание в Египте (Бытие, 15:13 – 16). Тем не менее конкретными обстоятельствами управляла судьба: причиной переселения в Египет послужили поиски пропитания в голодные годы, а пребывание на новом месте началось с удачи (благодаря счастливой случайности Иосиф стал наместником Египта). Окончание же египетского периода (после долгих лет рабства), выразившееся в Исходе, можно рассматривать как рок, предопределённый Яхве.
Библейские пророки получали свой дар от Бога и поэтому могли предсказывать будущее царств и городов, правителей и простых людей. Но они всегда давали понять, что их пророчества – всего лишь выражение божественных решений. Пророк Иеремия ссылался на слова Господа, когда говорил о будущем правителей и царств, а пророк Амос часто повторял: «Так говорит Господь».


Но когда дело касалось судьбы, в расчёт следовало принимать свободную волю и выбор народов и отдельных людей. В отличие от рока судьбу можно было изменить, а наказание отвести – если добродетель побеждала грех, набожность брала верх над богохульством, справедливость торжествовала над несправедливостью. «Не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был», – так говорил Господь пророку Иезекиилю (33:11).
Различия, которые проводили шумеры между судьбой и роком, а также роль, которую играли оба этих понятия в жизни человека, становятся понятными из истории жизни Гильгамеша. Как нам известно, он был сыном верховного жреца города Урука и богини Нинсун. С возрастом он стал задумываться о жизни и смерти и поделился сомнениями со своим покровителем, богом Уту/Шамашем. Заметив, что самый высокий человек не в силах дотянуться до неба, а самый могучий обнять землю, Гильгамеш спросил бога, суждено ли ему умереть как простому смертному.

Ответ Шамаша прозвучал не очень обнадёживающе. «Боги, когда создавали человека, – сказал он, – смерть они определили человеку, жизнь в своих руках удержали». Изменить это предначертание невозможно, но судьба Гильгамеша в его руках, и поэтому он должен наслаждаться всеми радостями жизни.
Ты же, Гильгамеш, насыщай желудок, Днём и ночью да будешь ты весел, Праздник справляй ежедневно, Днём и ночью играй и пляши ты! Светлы да будут твои одежды, Волосы чисты, водой омывайся, Гляди, как дитя твою руку держит, Своими объятьями радуй подругу – Только в этом дело человека!
Услышав эти слова, Гильгамеш понял, что должен предпринять решительные шаги, чтобы изменить не только Судьбу, но и Рок – в противном случае его ждёт тот же конец, что и всех смертных. Получив – хотя и не без труда – благословение матери, он отправился на «место приземления» в Кедровые горы, чтобы там присоединиться к богам. Однако в его планы постоянно вмешивалась Судьба. Сначала она приняла образ Хумба бы, робота, охранявшего Кедровый лес. Затем она действовала через Инанну/Иштар, притязания которой отверг Гильгамеш, что в конечном итоге привело к убийству Быка Небес. Именно тогда, после победы над Хумбабой, Гильгамеш и его товарищ Энкиду осознали роль Рока, или «нам». В тексте рассказывается, как два друга сидят и размышляют, какое их ждёт наказание. Энкиду, нанёсший смертельный удар чудовищу, беспокоится о своём будущем, а Гильгамеш успокаивает его, говоря о том, что «намтар» может не только уничтожить, но также «возвращает птицу в гнездо, а человека к матери». Если человек попал в руки «намтар», это не окончательный приговор – во многих случаях судьбу можно изменить.


Потерпев неудачу, Гильгамеш не отступил и отправился во второе путешествие, на этот раз к космопорту на Синайском полуострове. По пути ему пришлось преодолеть бесчисленные препятствия, но он все выдержал и в конце концов добыл траву, способную подарить ему вечную молодость. Однако на обратном пути змея выхватила чудесное растение из рук уснувшего Гильгамеша, и он вернулся в Урук с пустыми руками, чтобы умереть как простой смертный.
После прочтения «Эпоса о Гильгамеше» невольно задаёшься вопросом: могло ли все сложиться иначе? Если бы обстоятельства в Кедровых горах сложились по другому, смог ли Гильгамеш присоединиться к богам на их родной планете? А если бы он не заснул и не лишился Травы Вечной Молодости?
Ответ даёт древний шумерский текст, озаглавленный учёными «Смерть Гильгамеша». В нём объясняется, что смерть Гильгамеша неизбежна и что, вновь и вновь принимая Судьбу в собственные руки, Гильгамеш не в силах ничего изменить. Этот вывод был представлен царю в виде вещего сна. Гильгамешу было сказано:
Великая Гора Энлиль,
отец богов, – о Гильгамеш! –
во сне… для царственности
судьбу твою определил,
для вечной жизни не определял.

Жизнью Гильгамеша управляет Рок. Ему было суждено стать царём, но не суждено избежать смерти. Далее описывается смерть Гильгамеша. Некогда могучий и полный жизни, он лежит на смертном одре, не в силах подняться. Тот, кто взбирался на вершины высоких гор, не может встать с постели. Он лежит на «постели Рока».
В тексте перечисляется все хорошее, что было в жизни Гильгамеша: царская власть, победы в сражениях, счастливая семья, верные слуги, красивые одежды. Судьба и Рок тесно переплелись – Гильгамешу были дарованы все светлые и все тёмные стороны человеческого существования. Однако в конечном итоге рок возобладал над судьбой: «Гильгамеш, сын Нинсун, лежит бездыханный».


А что, если? Этот вопрос можно отнести не только к отдельному человеку, но и ко всему человечеству.
Как развивались бы события на Земле (и во всей Солнечной системе), если бы первоначальный план Эа по добыче золота из вод Персидского залива оказался успешным? В критический момент Ану, Энлиль и Эа бросали жребий, чтобы определить, кто вернётся управлять Нибиру, кто отправится на золотые копи на юге Африки, а кто останется руководить разросшимся Эди ном. Эа/Энки уехал в Африку, где столкнулся с эволюционирующим гоминидом, что дало ему возможность заявить божественному собранию: нужное нам существо уже есть – остаётся лишь отметить его «печатью богов».
В тексте, который был составлен У. Дж Ламбертом и А. Р Миллардом из разрозненных фрагментов и который получил название «Миф об Атрахасисе», эта сцена описывается так:
Тогда по рукам ударили боги, Бросили жребий, поделили уделы.
Неизвестно, осуществился ли бы проект из области генной инженерии, если бы в Африку отправились Ану или Энлиль.

Появился ли бы на планете человек в результате одной лишь эволюции? Вероятно – ведь именно так появились на планете Нибиру аннунаки (из того же семени жизни!), только гораздо раньше. Но на Земле появление разумных существ было ускорено генной инженерией, когда Энки и Нинмах подстегнули эволюцию, сотворив Адама, первого «ребёнка из пробирки».
Урок, который преподносит нам «Эпос о Гильгаме ше», заключается в следующем: Судьба не в состоянии изменить Рок. На наш взгляд, появление на Земле Homo sapiens было неизбежным – различаться могли лишь время или способ. Мы убеждены, что появление аннуна ков на Земле – несмотря на то, что они прилетели по собственной воле и имели свои цели – было предопределено и являлось частью космического плана. Точно так же мы верим в предназначение человечества: ему суждено повторить действия аннунаков, то есть ускорить эволюцию на какой то другой планете.

Одним из тех, кто понимал связь между Роком и зодиакальными созвездиями, был сам Мардук. Они олицетворяли собой то, что мы называем небесным временем, взаимоотношение между божественным (орбитальным периодом Нибиру) и земным временем (год, месяцы, сезоны, дни и ночи – всё, что обусловлено вращением Земли вокруг Солнца, вокруг собственной оси, а также наклоном этой оси). Небесные знаки, на которые ссылался Мардук – наступление зодиакальной Эры Овна, – на самом деле были знаками Рока. Для того чтобы укрепить своё верховенство, он должен был искоренить саму мысль о том, что это можно каким либо способом изменить и что положение дел управляется Судьбой, а не Роком. Ради этой цели он пошёл на невиданную фальсификацию.


Речь идёт о древнем тексте, который считался священным у всех древних народов и который лежал в основе их мировоззрения, религии и науки, – о «Мифе творения». Это произведение иногда называют по первым строчкам «Энума элиш» («Когда вверху»), и в нём повествуется о богах и небесной битве, исход которой предопределил все последующие события на Земле, в том числе появление человека. Все без исключения учёные – начиная с тех, кто собирал этот текст из разрозненных фрагментов, – воспринимали его как миф, как аллегорию борьбы добра со злом. Тот факт, что на месопотамских барельефах изображался крылатый (то есть небесный) бог, сражающийся с крылатым (то есть небесным) чудовищем (рис. 25), лишь укреплял убеждение, что это предшественник истории о св. Георгии и драконе. Самые первые переводы фрагментов древнего текста даже получили название «Бел и Дракон». В этих тестах Дракон назывался Тиамат, а Бел («Владыка») был не кем иным, как Мардуком.
И только в 1876 году Джордж Смит, работавший в Британском музее над классификацией фрагментов глиняных табличек из Месопотамии, опубликовал работу «The Chaldean Genesis», в которой высказал предположение о существовании вавилонского мифа творения, аналогичного библейской Книге Бытия. Затем вышел в свет фундаментальный труд хранителя отдела вавилонских древностей Британского музея Л. У. Кинга «The Seven tablets of Creation», который убедительно продемонстрировал связь между семью днями творения и более древними месопотамскими источниками.


Но можно ли тогда считать этот текст аллегорией? В этом случае содержание Книги Бытия тоже должно рассматриваться как аллегория, а не божественный акт, что составляет основу монотеизма и иудаистско хри стианского мировоззрения.


В опубликованной в 1976 году книге «Двенадцатая Планета» мы высказали предположение, что ни месопотамский текст, ни его сокращённая библейская версия – это не миф и не аллегория. На наш взгляд, в их основе лежит сложная космогоническая теория, которая с научной точки зрения объясняет процесс поэтапного формирования Солнечной системы и постепенного захвата ею из открытого космоса чужой планеты, что привело к столкновению этой планеты с одним из самых первых членов Солнечной системы. Следствием небесной битвы между пришельцем Мардуком и древней планетой Тиамат стало разрушение Тиамат. Половина её распалась на мелкие обломки, превратившись в «кованый браслет», а вторая половина стала планетой Земля, которая увлекла за собой самый крупный спутник Тиа мат, или Луну. Пришелец, затянутый в центр Солнечной системы и потерявший скорость в результате столкновения, стал двенадцатой планетой Солнечной системы.


В одной из следующих книг – «Назад в будущее», 1990, – мы показали, что все новейшие открытия в области астрономии полностью согласуются с шумерским мифом. Этот миф даёт удовлетворительное объяснение истории нашей Солнечной системы, загадке расположения земных континентов лишь на одной стороне планеты и существования глубокой впадины (Тихий океан) на другой, а также происхождения пояса астероидов, причины наклона оси вращения Урана, странной орбиты Плутона и так далее. Дополнительные сведения, которые мы получили в результате исследования комет, использования телескопа «Хаббл», изучения Луны и планет Солнечной системы (автоматическими межпланетными станциями), тоже соответствуют шумерским данным (в нашей интерпретации).


Называя космогонию, которая лежит в основе поэмы «Энума элиш», шумерской, а не вавилонской, мы даём ключ к пониманию истинного происхождения и природы этого текста. Находка фрагментов более древней шумерской версии мифа убедила учёных, что «Миф творения» в оригинале представлял собой шумерский текст, в котором планета пришелец называлась НИБИРУ, а не Мардук. В настоящее время специалисты не сомневаются, что дошедшая до нас вавилонская версия является преднамеренной фальсификацией, предназначенной для отождествления жившего на Земле Мардука с небесным или планетарным «богом», который придал Солнечной системе её современный вид и – если можно так выразиться – создал Землю и всех её обитателей, в том числе и человека. Согласно оригинальной шумерской версии именно планета Нибиру, прилетев из дальнего космоса, принесла с собой и во время столкновения передала на Землю «семя жизни».


В связи с этим следует понять, что привычная интерпретация древнего изображения как битвы Мардука с драконом – неверна. Это ассирийский, а не вавилонский барельеф, а верховным божеством ассирийцы считали Ашшура. Кроме того, крылатый бог изображён в виде орла, что указывает на его принадлежность к клану Эн лиля, головной убор божества украшен тремя парами рогов, что говорит о числовом ранге 30, не совпадающем с числовым рангом Мардука, а в руках у бога разветвлённая молния – оружие Ишкура/Адада, который был сыном Энлиля, а не Энки.
Как только Мардук стал верховным богом Вавилона, он изменил ритуалы празднования Нового года, в результате чего на четвёртый день праздника публично декламировалась новая, вавилонская версия «Энума элиш». Верховенство Мардука на земле лишь отражало его главенство на небесах – как планеты с самой протяжённой орбитой, охватывающей орбиты всех остальных планет.
Ключевым в этом отличии был термин «судьба», которым обозначали орбиты планет. Вечные и неизменные траектории назывались «судьбой», и согласно «Энума элиш» установил их именно Мардук.


Осознав значение и важность древнего названия орбит, можно проследить, как Мардук постепенно приобретал власть над «судьбами». Впервые этот термин появляется в тексте при описании главного спутника Тиамат (в поэме он носит имя Кингу). Поначалу он был лишь одним из одиннадцати спутников (лун) Тиамат, но постепенно приобрёл влияние и стал главным среди них Единственная крупная планета и супруга Апсу (Солнца), Тиамат с неудовольствием наблюдала за появлением пар новых планет. Это были Лахму и Лахаму (Марс и Венера) между ней и Солнцем (там, где прежде обитал лишь вестник Солнца Мумму/Меркурий), Кишал и Аншар (Юпитер и Сатурн, причём последний со спутником Гагой/Плутоном), а также Ану и Нудиммуд (Уран и Плутон). В нестабильной Солнечной системе Тиамат со своими лунами и новые планеты стали вторгаться во владения друг друга. Особое беспокойство у остальных планет вызвало то обстоятельство, что Тиамат «незаконно» возвысила Кингу, наделив его собственной орбитой и тем самым превратив в полноценную планету:
Могучи творенья её, нет им равных!
И ещё сотворила одиннадцать этим подобных!
Из богов, своих первенцев, что совет составляли,
Кингу избрала, вознесла надо всеми – полководителем, Главным в Совете…
Таблицы судеб ему вручила, на груди его укрепила.
«Лишь твои неизменны приказы, уст твоих нерушимо Слово!»
Не в силах справиться со «свирепым воинством» Тиамат самостоятельно, небесные боги стали искать средство спасения за пределами Солнечной системы. События на небесах развивались примерно так же, как и впоследствии на Земле, когда для выхода из тупиковой ситуации был сотворён Адам: спасителя нашёл Эа («Нудиммуд», или «Искусный Творец», как называли его шумеры). Будучи внешней планетой, соприкасающейся с «бездной» – открытым космосом, – он притянул оттуда чужака, новую планету, которая в результате космической катастрофы, произошедшей в глубинах космоса, оказалась в окрестностях нашей Солнечной системы. Это была случайность – планета ещё не имела своей «судьбы», то есть постоянной гелиоцентрической орбиты.

В покое судеб и предначертаний
Бог зачал мудрейшего из мудрых –
В Апсу зарождён был Бел,
В светлом Апсу зарождён был Бел.
Следует отметить, что новая планета, или небесный бог, даже в вавилонской версии носила название Бел, что значит «Владыка», а в ассирийском варианте имя «Бел» было заменено на «Ашшур». Однако в вавилонской версии – наиболее известной в настоящее время – последняя строчка повторяется ещё раз в немного изменённом виде: «В чистом Апсу зарождён был Мардук». Вне всякого сомнения, эта строка должна была объяснить происхождение имени МАРДУК – «Сын чистого места». (Подобные разночтения являются одним из признаков фальсификации.)
Приветствовал пришельца и расположенный позади Эа (Нептуна) Ану (Уран). Нараставшая сила притяжения привела к тому, что от пришельца откололись четыре спутника, и новая планета переместилась ближе к центру Солнечной системы. К тому времени, когда пришелец достиг Аншара (Сатурна) и у него образовались ещё три спутника, он уже попал под воздействие гравитационного поля Солнца. Его траектория искривилась (рис. 26), превратившись в гелиоцентрическую орбиту. Другими словами, пришелец получил собственную «судьбу»!
После того как его «поцеловал» Аншар/Сатурн,
Боги отцы решили судьбу Владыки,
Путём удачи, дорогой успеха пустили.
Выяснилось, что дарованная Белу орбита приводит к неизбежному столкновению с Тиамат. Пришелец был согласен принять бой, но на определённых условиях. Превратившись теперь в Мардука, он заявил Аншару:

Если я мстителем за вас стану,
Чтоб Тиамат осилить и спасти ваши жизни, –
Соберите Совет, возвысьте мой жребий,
В Убшукине радостно все вместе воссядьте,
Моё Слово, как ваше, да решает судьбы,
Неизменным да будет всё то, что создам я!
Небесные боги приняли условия Мардука и «Мардуку, мстителю, вручили «судьбы», причём его орбита, или «судьба», была «несравненна». Теперь, сказали они, иди и убей Тиамат.
Последовавшая за этим небесная битва описывается в четвёртой таблице «Энума элиш». Не имея возможности предотвратить столкновение, Мардук и Тиамат метали молнии, извергали пламя, набрасывали друг на друга «гравитационные сети», «дрожали от ярости». Когда они сблизились, Тиамат, подобно всем остальным планетам, вращалась против часовой стрелки, а Мардук двигался в противоположном направлении, – первыми на Тиамат одна за другой обрушились луны Мардука, «взрезая ей нутро» и «рассекая её чрево». Затем Мардук метнул «небесную молнию» – электрический разряд огромной мощности – и окончательно добил противника.
Сам Мардук, целый и невредимый, прошёл мимо Тиамат, совершил один оборот вокруг Солнца и вернулся на место небесной битвы. На этот раз он сам столкнулся с Тиамат, и последствия этого столкновения были весьма серьёзными. Одна половина древней планеты рассыпалась на мелкие осколки, превратившись в пояс астероидов, вторая же половина, в которую ударил спутник Мардука по имени Северный Ветер, сместилась в другую область пространства, превратившись в планету Земля с новой орбитой. Шумеры называли Землю термином КИ (от него произошло аккадское/еврейское слово «Геи» и греческое «Гея»), что означает «расщеплённая» (рис. 27).

Луны Тиамат были рассеяны в космосе, причём многие из них стали вращаться в обратную сторону, то есть по ретроградным орбитам. Суровое наказание определил Мардук Кингу, главному спутнику Тиамат:
Он вырвал таблицы судеб, что достались тому
не по праву, Опечатал печатью, на груди своей спрятал.
Теперь Мардук наконец обрёл свою «судьбу» – постоянную орбиту, которая с тех пор всё время возвращала пришельца из космоса к месту небесной битвы, где когда то обитал Кингу. Вместе с Мардуком и Кингу (наша Луна), которому тоже была дарована самостоятельная «судьба», число членов Солнечной системы увеличилось до двенадцати.
На наш взгляд, именно это обстоятельство определило«божественный» характер числа двенадцать и его широкое распространение – двенадцать Домов Зодиака, двенадцатьмесяцев года, двенадцать двойных часов, составляющихпродолжительность дня, двенадцать колен Израиля, двенадцать апостолов Иисуса Христа.
Шумеры считали, что обитель (или «культовый центр», как называют это место учёные) Энлиля располагалась в «пупе Земли» – в месте, равноудалённом от других важных объектов и расположенном в центре концентрических окружностей, вдоль которых были размещены другие основанные богами поселения. Это место больше известно по своему аккадскому, или семитскому, названию Ниппур, но шумеры называли его НИБРУ.КИ – «место пересечения» – подчёркивая тем самым, что это земной аналог небесного места «пересечения», или «небесной битвы», куда каждые 3600 лет возвращается Нибиру.
Ниппур представлял собой центр управления миссией, где располагалась ДУР.АН.КИ, или «связь небо земля», обеспечивавшая управление космическими полётами аннунаков. Здесь хранились звёздные карты и производились расчёты, связанные с движением всех небесных тел Солнечной системы, а также с измерением небесного, божественного и земного времени.
Расчёт считавшихся неизменными планетарных орбит производился при помощи Таблиц Судеб. Об их функциях и о тайной комнате, где они «жужжали и гудели», можно судить по тому, что произошло после их внезапной остановки. Шумерский текст, описывающий эти события и названный учёными «Мифом о птице Зу», повествует о том, как бог Зу (как выяснилось в результате новейших исследований, его полное имя было АБ.ЗУ – «знающий небо») захватил контроль над «связью небо земля», украв Таблицы Судеб. Всё остановилось: «Приказы прекратились; повсюду воцарилась тишина, молчание настало… свой блеск утратила Небесная Обитель». (Эпическая поэма заканчивается победой сына Энлиля Нинурты над Зу, возвращением Таблиц Судеб в Ниппур и казнью Зу.)
Разница между неотвратимым Роком и Судьбой, которую можно изменить, нашла своё отражение в «Гимне Энлилю», восхваляющем как его власть над Судьбой, так и знание Рока.
Энлилъ!Добрый пастырь вселенной,
Пастух, что ведает всеми жизнями,
Чьё княженъе восходит в сиянье!
Тиарой священной себя венчал он!
Когда он в горах восседает на троне,
Он, как радуга, обнимает небо,
Как плывущее облако, парит в поднебесье!
Князь небес – только он, дракон земли –только он!
Величайший среди аннунаков – он'
Он сам называет судьбы,
И никто из богов его не видит!
Шумеры верили в небесную природу Рока. Несмотря на высокий ранг Энлиля, знание неотвратимого рока вовсе не являлось результатом его собственных решений или планов. Ему просто было доступно божественное знание, и он выступал в качестве пророка – только не человека, а бога.
Совсем иначе обстояло дело, когда Энлиль объявлял о Судьбе. В этом случае он иногда консультировался даже со своим советником Нуску:
Его посол и советник Нуску
Слова и дела, что Энлиль замыслил,
Ведает с ним, совет с ним держит.
В определении судеб принимала участие и супруга Энлиля Нинлиль:
[Мать] Нинлиль, твоя супруга, на небо
похищенная тобою,
В одеждах чистых [прекрасных, светлых,],
Избранница верная, тобой возвышенная!
Ласковая, заботливая хозяйка Экура!
Твоя советчица с речами мудрыми.
Многомудрая, сладкоречивая,
В чистом капище, священном капище, восседает рядом с тобою,
С тобой говорит, подаёт советы.
[Там], у солнечного восхода, определяет с тобою судьбы!
Шумеры верили, что судьбы определялись и вершились на Земле, и, несмотря на содержащееся в гимне Энлилю утверждение о минимальных консультациях, процесс принятия решений, похоже, был гораздо более демократичным, напоминающим конституционную монархию. Властные полномочия Энлиль получал не только сверху, то есть с Нибиру и от Ану, но и снизу – от Совета Богов (своего рода парламента или конгресса). Самые важные решения принимались Советом Великих Богов, который представлял собой нечто вроде кабинета министров и обсуждения в котором часто выливались в ожесточённые споры…
В древних текстах мы встречаем многочисленные упоминания о Совете Богов. На нём обсуждался вопрос о сотворении Адама, а также принималось решение уничтожить человечество при помощи Великого потопа. В последнем случае прямо говорится, что Энлиль созвал «собранье всех великих богов». Предложение уничтожить человечество вызвало возражения Энки, отреагировавшего довольно странно: «Бога колики схватили в собранье. Смех одолел его среди совета». Далее мы читаем о том, что Иштар, наблюдавшая с орбиты вместе, с остальными богами за бедствиями, обрушившимися на планету, горько плакала и жалела о том, что на Совете Богов проголосовала за уничтожение людей: «Как могла я вместе со всеми богами в совете решиться на гибель мира?»
После Потопа, когда остатки человечества стали вновь заселять Землю, аннунаки даровали людям цивилизацию, ввели институт царства как инструмент управления растущим по численности населением. Они вновь собрались на совет, чтобы определить судьбу людей.
Этот способ определения судеб касался не только людей, но и применялся к делам самих богов. Так, например, когда Энлиль в первые дни пребывания на Земле увлёкся одной из девушек аннунаков и овладел ею против её воли, наказание ему назначили сначала «пятьдесят старших богов, собравшихся на совет», а затем «боги, определяющие судьбу, семь из них».
Согласно вавилонской версии «Энума элиш», точно так же было подтверждено первенство Мардука на Земле (а его небесного двойника на небе). В тексте Совет Богов описан как собрание старейшин, прибывших из разных мест (возможно, не только с Земли, поскольку кроме аннунаков на нём присутствовали игиги). Всего их было пятьдесят, что соответствовало числовому рангу Энлиля. В аккадском варианте текста они названы «старшими/великими богами, которые определяют судьбы»
При описании того, как старшие боги собирались на совет, «Энума элиш» разворачивает перед нами картину встречи друзей, сошедшихся после долгой разлуки: «Поцеловали друг друга, обнялись в Совете. Повели беседы, на пиру воссели, вкусили хлеба, вина испили». Однако, войдя в Зал Совета, «семь богов судьбы» стали серьёзными и приступили к делу.
Не объясняя причины, собравшиеся на совет аннунаки решили проверить магическую силу Мардука. «Уничтожить, создать – прикажи, так и будет!»
Боги образовали круг и «звезду меж собою они положили». Используемый в тексте термин «ламашу», вне всякого сомнения, обозначает знак Зодиака. «Промолви же Слово, – сказали они, – звезда да исчезнет! Вернись! – прикажи – и появится снова!»
Подчинившись, Мардук сотворил это чудо:
По слову уст его звезда исчезла.
«Вернись!» – приказал, и она появилась.
Боги отцы, силу Слова увидя,
Ликовали и радовались:
«Только Мардук – властитель!»

После этого боги «дали жезл ему, трон и царское платье» – роскошное платье, судя по вавилонским рисункам (рис. 28). «Непреложно отныне твоё повеленье, – объявили они. – Твоё Слово – Ану! Ни один из богов твоих границ не преступит!»
Вавилонские тексты утверждают, что могущество Мардука было проверено, подтверждено и провозглашено на одном и том же собрании богов. Однако в других версиях говорится о том, что решение Ассамблеи пятидесяти старших богов утвердил Совет семи Великих Богов, а окончательный вердикт объявил Энлиль с одобрения или разрешения Ану. Необходимость такой многоступенчатой процедуры и окончательного объявления результатов Энлилем по поручению Ану признавалась даже последователями Мардука. Известный вавилонский царь Хаммурапи в преамбуле к своему Своду законов славил величие Мардука такими словами:
Когда высокий Ану, царь аннунаков, и
Энлиль, владыка небес и земли, определяющий судьбу страны,
определили Мардуку, первейшему сыну Эа,
владычество над всеми людьми…
Вавилонские тексты подтверждают, что передача полномочий Энлиля Мардуку производилась (и символизировалась) наделением его пятьюдесятью именами. Последнее и самое главное имя, которое присваивалось Мардуку, было Нибиру – имя той самой планеты, которую вавилоняне переименовали в Мардука.
Иногда советы богов собирались не затем, чтобы провозгласить новые «судьбы», а для подтверждения того, что уже было определено раньше и занесено в Таблицы Судеб.
Библейские тексты отражают не только привычку царей записывать указы на свитке или таблице и скреплять документ печатью, но и приписывают эту традицию богам (у которых она, вне всякого сомнения, была позаимствована). Наиболее ярко это проявилось в предсмертном завещании и пророчестве Моисея. Прославляя всемогущество Иеговы и его способность предвидеть и предсказать судьбу, Моисей приводит слова Бога:
Не сокрыто ли это у Меня?
Не запечатано ли в хранилищах Моих?
Среди хеттских текстов, обнаруженных в библиотеке древней столицы хеттов Хаттуше, встречаются рассказы о ссорах между богами, вероятно послужившие источником древнегреческих мифов. В этих текстах имена Древних Богов совпадают с шумерскими или являются их хеттским вариантом (например, Тешуб, или «Создающий ветер», вместо Ишкура/Адада); иногда попадаются и неизвестные имена. Две эпические поэмы повествуют о богах Кумарби и Иллуянке. В первой из них рассказывается, к примеру, как Тешуб потребовал взять из обители Энки на юго востоке Африки Таблицы Судеб и принести на Совет Богов. Во второй мы читаем, как после ссоры боги собираются на Совет, который должен ут– вердить их старшинство и ранг. О порядке следования и ранге богов можно судить по барельефу в святилище хеттов, расположенном неподалёку от их древней столицы (в настоящее время это место называется Язили ки). (Рис. 29.)

Вне всякого сомнения, самым важным, длинным, ожесточённым и в буквальном смысле судьбоносным был Совет Богов, на котором принималось решение применить ядерное оружие для уничтожения космопорта на Синайском полуострове. При помощи длинного и подробного текста, известного под названием «Миф об Эрре» мы реконструировали события, определили сторонников и противников этого решения и почти дословно восстановили всё, что говорилось на Совете (в книге «Войны богов и людей»). Непредвиденным следствием этого решения стала гибель Шумера и уничтожение всех его городов.
Этот эпизод может служить ярким примером взаимного переплетения Судьбы и Рока.
Самый сильный удар пришёлся на столицу Шумера, город Ур, культовый центр и место жительства любимого народом бога Нанны/Сина (бога Луны) и его супруги Нингаль. В древних текстах, получивших название «плачей» («Плач о разрушении Шумера и Ура», «Плач о разрушении Ура») описывается, как Нанна/Син, узнав о том, что Злой Ветер несёт на Шумер облако смерти, бросился за помощью к своему отцу Энлилю, умоляя его сотворить чудо и отвести беду от Ура. Невозможно представить, сказал он отцу, что будет уничтожен известный всему миру Ур, его краса и гордость. Нанна/Син взывал к Ану и Энлилю, но Энлиль не видел способа предотвратить катастрофу.
В отчаянии Нанна/Син потребовал собрать Совет Богов. Когда руководители аннунаков заняли свои места, он, рыдая, обратился к Ану и Энлилю и умолял их спасти город и людей от уничтожения.
Однако вердикт Энлиля был суровым и окончательным: Уру было даровано царство, но не бессмертия.